Записки охотника

все, выставка, Жданов, презентация, Осипов, Гарипов, Андреев, Ваши уши, Алексеева, Пилипенко, беседа, Выставка, Галдин, Охотник, Путешествие, Ярмарка, Красная площадь, Мягков, оленевод, юбилей, Якубек, Владивосток, встреча, геологи, книга, Либерман, Москва, обзор, подкаст, Седов, Усачев, культура, Магадан, Мифтахутдинов, Олейников, Отзыв, Парасоль, фотография, Художник, Азбука, Голота, Гулаг, журнал, календарь, краудфандинг, Лебедев, Месягутов, Моторова, музей, нарочито, Радио, Редлих, Садовская, Спутник, Цирценс, Шенталинский, экспедиции, Акция, Березский, Быстроновский, Володин, Вронские, Врублевская, Грибанова, Дальневосточный капитал, Джазоян, интервью, Итог, Колыма, Лебедева, Лекция, Открытки, Путеводитель, Райзман, рецензия, Санкт-Петербург, Сахибгоряев, Сидоров, сказки, Солопов, стихи, Тенька, Тенькинская трасса, фестиваль, фото, Чукотка, Damien, авиаперегон, Авченко, Аляска, арбуз, АСКИ, Ахметов, Бангладеш, Бельгия, Богданов, БРЭ, Владимир, Возрождение, газета, герб, Гоголева, Гришин, Гроу, Донбасс, Дьяков, Жуланова, журналист, закулисье, золото, история, Кадцин, камень, Канада, каталог, Козин, Комков, Крест, Кузьминых, Левданская, мельница, Морской порт, несвобода, Олефир, Орегон, охотник, Пакет, Памятник, Питер, Полиметалл, Полуэктова, поход, почетный житель, Прусс, Разное, Резник, Рим, Розенфельд, Рытхэу, Свистунов, Сорокач, стажировка, стул, творчество, Тимакова, Тихая, Фентяжев, филателия, Ханькан, Христов, Юбилей

Тропою Серкина

13 мая 2019 | Дмитрий Андреев, Арсений Гарипов

Владимир Павлович Серкин, профессор, доктор психологических наук, преподаватель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», автор серии книг об уже известном всему миру Шамане, вновь посетил любимый город Магадан. «Ваши уши», воспользовавшись оказией, встретились с ним.

– Первый вопрос – от предыдущего гостя – секретаря Российского Союза журналистов Ашота Джазояна: «Слушай, друг, ну почему ты приехал в Магадан?»
– Я 8 лет как работаю в Москве, и каждый год приезжаю сюда 4–5 раз, майские, лето и Новый год – это стабильно, а потом – в конце ноября или в конце марта, – как получится. Так что не «почему», а просто регулярно сюда приезжаю.

Владимир Серкин. Колыма, 2016 г. Фото Светланы Гореликовой
Серкин.jpg

– Мы изучили интервью с вами и заметили, что вас уже замучили просто вопросами про Шамана. В последней книге вы даже сделали ответные вопросы для читателей, которые интересуются одним и тем же. Скажите, вы не разочарованы в славе своей книжки? Не хотели бы, чтоб вас знали как кого-то другого, а не автора «Шамана»?
– Часть людей знает меня как автора «Шамана», а часть – как специалиста по психологии. У меня три учебника издано. Нет, в книжке не разочарован. Собственно, я из-за нее и приезжаю. Она только в Магадане пишется. В Магадане и в окрестностях.

– Почему вы решили издать третью книгу (Речь идет о последнем издании «Большая книга Шамана». – М.: Аст, 2019. – Ред.) Если мы правильно поняли, вы просто дописываете диалоги и продолжаете увеличивать объем первой.
– Да. Ну просто бродит и в сети, и в самиздате очень много обрывков пиратских книг. И я, собственно, решил, и издательство предложило собрать все вместе. А мне самому давно хотелось издать ее с фотографиями наших замечательных художников – Александра Шафранова и Светланы Гореликовой. Слава богу, получилось. Хотя большинство фотографий черно-белые, но есть цветная вкладка – это больше чем ничего, потому что словами образ не до конца передашь. С издательством получилось хорошо.

– Вы упоминали, что у вас есть методический курс по эзотерике. Сегодня слово «эзотерика», на наш взгляд, себя дискредитировало. Раньше утверждалось, что это знание для избранных, это были какие-то древние мистерии, а сейчас это просто название для книжной полки в магазинах. Скажите, что такое эзотерика сегодня?
– Вы правильно сказали. Раньше эзотерическим считалось внутренне знание, не всем доступное, и экзотерическим – всем доступное. Сегодня все знания доступны всем. Скажем так, почти все. Но они остались недоступными, потому что если читать не описания чудес, а просто серьезную литературу, то большинству людей трудно вникнуть в то, что там происходит, плюс здоровый скептицизм...

Я читал единственный в стране в государственном университете курс в Высшей школе экономики. Достаточно много людей интересуется по-настоящему. Тот курс прошел с большими параметрами успеха. Пока мне его не утверждают, но по просьбам студентов я веду кружок, где-то раз в две недели мы по субботам собираемся. Слушатели магистратуры – взрослые люди, они были и в Тибете, и в Южной Америке, и в других местах, проходили разные курсы, рассказывают и о процедурах, и о том, что они переживали; половину времени я говорю, половину – они, поэтому у нас взаимное обогащение.

– Многие поверхностно или неповерхностно знакомы с вашим творчеством, сравнивая вас с Кастанедой. Вы уже на все эти вопросы ответили. А вот что можете сказать про Кроули, Блаватскую, Рериха, Гурджиева? Эти авторы – они нужные или вредные? Стоит ли их издавать сегодня? Читать?
– Ну, про Кроули ничего не скажу – не читал. Блаватская была издана еще в XIX веке, в 70-х годах, и только потом была переведена с английского на русский. Многие вещи, о которых она писала, сегодня сбылись и стали общим достоянием. Она писала о том, что мы – пятая раса, и нас сменит шестая раса. Что-то сбывается, что-то прочитать довольно трудно. Я многих людей встречал, которые начинали читать Блаватскую, но очень мало людей, которые полностью ее прочитали. У кого есть особый интерес – можно читать. Надо сразу предупредить: это очень трудное чтение – «Тайную доктрину» прочитать.

А Гурджиев сам сказал в конце своей жизни: я вас очень запутал. И я думаю, что важна первая часть учения. А вторая, – где он уже и постарел, и, возможно, делал бизнес на своем учении, на своей школе, – к ней надо отнестись критически.

С Рерихом вообще странная история. Не ручаюсь за достоверность, но есть же книжки, рассказывающие о том, что его экспедиция была организована в первые годы советской власти на средства ЧК, и одной из целей экспедиции было распространение марксистского учения среди «трудящихся Индии и Тибета». Но Рерих, очевидно, кроме этих целей имел свои цели, которые он и реализовал.

Есть целое «Белое братство», которое на этих учениях основано.

Но и Гурджиев тоже ушел из Крыма во время Гражданской войны с геологической партией, организованной на средства советской власти, вместе с обозами и с многими своими подвижниками.

Не скажу, что цель оправдывает средства, но мы сегодня судим по результатам.

Я считаю, что, да, светлое учение – Рерихов.

– Вам не кажется, что мы, ваши читатели, еще в целом не готовы к духовным практикам, что для начала нам нужно решить все свои насущные проблемы?
– Нет, не кажется. Тут много споров. Вот у меня учатся в магистратуре взрослые студенты, уже по 15 лет проработали, и кандидаты наук. У нас такие разговоры возникают: как нас учили в 90-е годы и в нулевые – давайте, мол, сначала решим все насущные проблемы, а потом займемся космическими полетами.

Не хочу в пример приводить сталинские времена, но возьмем хрущевские. Многие проблемы не были решены. Сталин умер в 53-м году, а Гагарин полетел в 61-м. Но тем не мене хрущевское правительство занималось и освоением Севера (собственно, основной успех хрущевско-брежневского правительства – освоение Севера), и космическими полетами. Причем не были решены проблемы проживания, коммунальные и прочая.

Поэтому ждать – невозможно. Надо заниматься и бытом, коммуналкой, иначе просто отстанем.

– От кого?
– От развитых стран.

– То есть там все развито лучше?
– Ну, космосом занимаются? А если вы насчет эзотерики – там целые институты работают, причем официально. Мы же тут можем повторить, к сожалению, историю с генетикой и кибернетикой, которые были в СССР. Если вы откроете толковый словарь 56–57-го года, то можете прочитать, что кибернетика – реакционная лженаука, основанная на идеализме, что мышление можно перенести в железо. А генетика – реакционная лженаука, оправдывающая расизм. И поэтому мы до 80-х годов отстали сильно в этих науках. Боюсь, что со многими эзотерическими знаниями происходит та же самая ситуация. Во многих странах работают институты, огромные средства вкладываются, а мы просто отстаем, потому что это, типа, ненаучно, и мы этим заниматься не будем. Нельзя не заниматься тем, чем развитые страны всего мира занимаются.

– Сейчас по всем фронтам гайки закручивают, верующие оскорбляются... Ваш прогноз – не выльется ли это в тотальный запрет эзотерической литературы?
– Прогнозы давать трудно, но, думаю, что нет, потому что у нас мультирелигиозная страна: десятки миллионов мусульман, конечно, большинство православных, но если одна религия начнет воевать с другой... Не думаю, что какое-нибудь правительство в здравом уме это вообще допустит. Поэтому полный запрет чего-то – это вряд ли.

– Побывав на стольких творческих встречах, ведя пары в университете, видя глаза современной молодежи, как считаете, о том ли мы думаем сейчас?
– Естественно, большинство людей думает о том, как прожить и как строить свою жизненную траекторию, и, конечно, об этом нужно думать. У нас нет национальной идеи, а если она и развивается, то вне государственных институтов, потому что то, что представляется как государственная, национальная идея, через 2–3 года становится всем просто смешным. Те, кто должен этим заниматься, либо не думают, либо думают не о том.

А так – большинство людей думает о том, как жить.

– Многие люди прикрывают свои зависимости тем, что занимаются духовными практиками. Как думаете, для этого теоретически вообще нужны какие-то внешние стимуляторы?
– Вы правильно сказали. Большинство людей, занимающихся духовными, эзотерическими практиками, – к сожалению, это беглецы от реальных проблем. Либо не умеющие их решать, либо считающие, что это слишком трудно, а мол, – поскольку я занимаюсь духовной практикой, значит, мне их решать не нужно. Вплоть до того, что они не заводят семью, не заводят детей... Есть среди них настоящие подвижники, но единицы. А большинство – ну не знаю, недостаток взросления, на какой-то период укрылись от реальных проблем. Но это не только об эзотерике, это можно сказать о многих учениях и религиях. Такая ситуация в мире усилилась по сравнению с ХХ веком – больше людей бегут от реальных проблем в эзотерику.

– Не могли бы рассказать немного о вашей «тропе» – так называемой тропе Серкина на Светлой?
– Так она уже общая тропа. Что о ней рассказывать?

– Ну допустим, там стояли тотемы, и их потом снесло паводком. Стоит их вам восстановить?
– Может быть, в этом их и естественность. Почему-то приходит шторм, который дохлестывает и все уносит. Может быть, так и должно быть. Мы иногда их будем ставить, как и ставили раньше. А то, что их через 2–3 года сносит, это, очевидно, специфика места.

А тропа – что? Ну крест там лежит. Могу только призвать бережно к нему относиться. Многие приносят туда камни и загадывают желание. Пусть кладут и думают о еще и том, чтоб не нарушить форму креста. Мы ходим туда раз в год, немножко реставрируем, выравниваем.

А так-то вся тропа - слава Богу. Было время, когда мы по ней вдвоем ходили с другом, потом я стал водить студентов, потом студенты стали водить знакомых, и сейчас тропа прогулочная, она прорублена, протоптана, замощена. Хотя мы сами каждый год ее еще закладываем, чтобы поровнее была. Я считаю, что это уже общемагаданская, такая «отдыхальная» тропа. Поэтому сейчас мы уже немного в сторону уходим от этих мест, чтобы побывать там, где не слишком истоптано.

– Есть ли такой вопрос, который вам никто не задает, но вам бы хотелось на него ответить?
– В Москве есть магазин «Белые облака», там проходят мои встречи с читателями. Мне задают вопрос, только я ответить на него пока не могу: как мог сформироваться такой человек, как Шаман? А он только и мог сформироваться в нашей реальности ХХ века, а, может быть, даже и XXI, потому что все так бурно переворачивалось несколько раз в России. Поэтому в том, что я пишу, Магадан очень помогает. Книжка, которую я сейчас пишу, будет примерно называться «Биография Шамана». Для меня вопрос не в изложении биографии, а как психолога в том, какие события, какие размышления и какие препятствия могут такого человека сформировать. Это один вопрос.

Второй вопрос: эти все книжки написаны, собственно, как внешние описания всего того, что делает Шаман и окружающие его люди. И естественный вопрос возникает, и у всех, и у меня: как описать его внутренний мир, который поневоле пересекается с его представлениями о внешнем мире, о духах, обо всем. Конечно, хотелось бы, если успею, об этом написать.

Еще есть конкретный вопрос: как он производит свои лечебные процедуры или процедуры поиска пропавшего человека – но я не знаю пока, размышляю об этом, потому что тут надо очень осторожно подходить, чтобы вред не принести, чтобы количество клиентов психиатрических клиник не увеличивать своими текстами. Ну, вот так.

– Вы упомянули, что книгу пишете только здесь. Это забавно, с учетом того что в Магаданской области большой отток населения – никто не видит здесь никаких перспектив, интересов, ничего, а вы приезжаете сюда и создаете здесь нечто великое. Не могли бы поделиться секретом, что здесь такого, что помогает находить энергию и продолжать работу?
– Я смеюсь, что уже восьмой год как профессор Высшей школы экономики, а прописан в Магадане, и как только есть свободное время, я в Магадан приезжаю – гастарбайтер умственного труда. Здесь такая энергетика, что про Шамана можно писать только здесь. Единственное, что спасает, – если я за лето заряжаюсь, то могу до ноября писать про Шамана еще и в Москве. Но надо лететь хотя бы в январе уже в Магадан. Это другой мир, другая энергетика. Я только так могу это объяснить: в Магадане есть то, чего нет в других местах. Немногие это чувствуют. Вам, молодым, наверное, это трудно, возможно, надо мир посмотреть и сравнить. Я, например, с 18 до 32 лет жил все время в Москве, ну и в армии служил и могу сравнивать, – это совершенно разные вещи.

Владимир Серкин, Андрей Осипов, Дмитрий  Андреев и Арсений Гарипов. Магадан, май 2019 г.
ZHD_4453.JPG

– Многие преподаватели рассказывают, что ранняя эпоха человечества характеризовалась магическим, или, по иным определениям, наивным восприятием мира, когда у человека не было рациональной альтернативы. Как думаете, современный человек, который хочет практиковать, – ему необходимо найти это наивное восприятие мира магическое или можно с урбанистическим настроем этим заниматься?
– Насчет «наивного» – это европоцентризм. Этнологи и этнографы XIX века считали, что магическое мышление ни с чем не связано. Но вообще-то все основные достижения человечества – колесо, водопровод, многоэтажные здания, ремесла, грамота, счет, математика, – они все были изобретены до возникновения науки. Официальной наукой считается, то, что в Древней Греции возникли люди, которые добывали знания ради знаний, а не ради практики. А большинство знаний было добыто в те времена, которые мы называем донаучными не по мировоззрению, а просто по времени.

Нет, они не магические, просто у них была другая логика. Но большая часть знаний у нас осталась и, повторю, была создана в донаучные времена. Поэтому термин «магический» – довольно сложный. Это очень здравомыслящие люди, но с другим мышлением, мир другой – и логика другая. Те культуры, которые мы считаем примитивными, существовали так же долго, как и мы, но не они довели нас до экологической катастрофы.

– Последний вопрос состоит из одного слова – «трасса».
– Я все время читаю в Москве «северные рассказы», типа, бывалых северян, в том числе и бывалых колымчан, и думаю: медведи какие-то, самолет какой-то во льду... Но вот вам маленький северный рассказ. Мне одна студентка рассказала: они жили в Оротукане, морозы под -50. Климат континентальный. Маленькие были, нашли кошку. Мертвую, замороженную. Поиграли с ней, а надо домой идти. А кошка – ценность для детей. Они ее разделили по справедливости – распилили на две части. Принесла домой, положила в шкаф и забыла про нее. Можно представить себе реакцию родителей, которые суток через двое по запаху половину кошки нашли. Вот северный рассказ. Я такие коллекционирую. Поэтому я чуть-чуть по-другому вижу трассу. Хотя все истории уважаю.

– Ваши пожелания слушателям и вопрос следующему гостю.
– А кто будет следующим?

– Мы без понятия.
– Ну, тогда пожелания слушателям – традиционное триединство: здоровья, денег и счастья. А к следующему гостю вопрос: сравните магаданца с жителем другого города.




Следите за жизнью «Ваших ушей». Двадцать восьмой выпуск – с Владимиром Павловичем Серкиным: писателем, психологом, эзотериком.  
          

   


vk.com/vashiushi    
youtube.com    
instagram.com