Записки охотника

все, Жданов, выставка, Осипов, Гарипов, презентация, Ваши уши, Андреев, Путешествие, Усачев, Олейников, Алексеева, Выставка, Мягков, Пилипенко, Седов, Якубек, беседа, Галдин, Охотник, юбилей, Ярмарка, Красная площадь, Либерман, Москва, оленевод, подкаст, Редлих, Владивосток, встреча, геологи, книга, Лебедев, Месягутов, Мифтахутдинов, обзор, Отзыв, фотография, Шенталинский, Березский, Колыма, культура, Магадан, Маркова, Парасоль, Художник, экспедиции, Авченко, Азбука, Вронские, Голота, Гулаг, журнал, Итог, календарь, краудфандинг, Моторова, музей, нарочито, Радио, Райзман, Садовская, Санкт-Петербург, Спутник, Тенька, Цирценс, Акция, Быстроновский, Володин, Врублевская, город, Грибанова, Дальневосточный капитал, Дальстрой, Джазоян, интервью, Кухтина, Лебедева, Лекция, открывая Северо-Восток, Открытки, Путеводитель, рецензия, Рокхилл, Сахибгоряев, Сидоров, сказки, Солопов, стихи, Тенькинская трасса, фестиваль, фото, Христов, Чайковский, Чукотка, Юбилей, Бабий, Богданов, БРЭ, БСЭ, Валотти-Алебарди, волонтер, Ворсобин, вуз, Гореликова, Гришин, Днепровский, Донбасс, живопись, Жуланова, Знак, Иванова, история, камень, Козаев, Козин, Кузьминых, Лагерь, Ленин, литература, логотип, мельница, Морской порт, озеро, Олефир, Орегон, охотник, Памятник, Переезд, Полуэктова, Портленд, Поэзия, Резник, Рим, Ряковская, Серкин, Серов, Сертун, СЖР, Сибирикс, стажировка, Степанов, Суздальцев, Сухарев, США, Урчан, Фентяжев, филателия, Церковь, Цыбулькин, Якутия

Воскрешение адмирала

16 июля 2021 | Дмитрий Андреев, Арсений Гарипов

Очередной выпуск подкаст-станции «Ваши уши» – с Ксенией Фроловой и Романом Иванищевым (творческая группировка Hero4Hero, Владивосток). Разговор шел о том, как языком манга пересказать ключевые события истории освоения Дальнего Востока, чтобы привлечь к ней внимание; о том, что заставляет человека, бросая всё, совершать героические поступки

002.jpg

Вселенная Дальнего Востока


– Мы говорим о жизни там, где жить нельзя. Мы о вас узнали благодаря Павлу Жданову, который был на вашей выставке и сказал, что нам обязательно нужно с вами поговорить. Мы познакомились с вашим проектом «Невельской: плоды воображения», у вас идет сбор на краудфандинговой платформе 
planeta.ru. Проект замечательный, свежий. Наши слушатели не совсем в курсе происходящего, расскажите о нем.
Ксения: – Мы занимаемся этнокультурным ландшафтом территории Дальнего Востока, и сейчас это разговор об освоении тех территорий, на которых мы живем. Кроме направления исторического, у нас есть направление о космосе, например, о падении Сихотэ-Алинского метеорита; направление, связанное с малыми народами Дальнего Востока; мы записываем «музыку» растений Дальнего Востока и делаем звуковую карту. Поэтому мы – не только о Невельском. Сейчас, действительно, большой интерес к этому проекту. За шесть лет работы над ним мы продвинулись достаточно далеко и готовы к изданию. О том, как мы двигались, историческую канву расскажет Роман, он по образованию историк и очень чутко подходил к сценарной канве и отвечает за историческую достоверность. Я же больше занималась диджитал-частью, по одному из образований я искусствовед.

Роман: – Вообще мы дружим с Ксенией очень давно, в 2015 году мы с ней прошли во Владивостоке курс в Центре современного искусства «Заря». Нужно было сделать некий дипломный выпускной проект. Он должен был иметь две составляющие: во-первых, расширять границы – нужно было сделать что-то непривычное о привычном; во-вторых, иметь некий региональный контекст. На тот момент мы много говорили на тему героизма, может быть, даже житейского героизма: что заставляет одного человека, бросая всё, очертя голову, совершать героические поступки, а другого – лежать на диване и смотреть про это кино, читать книжки, листать комиксы и тем не менее не вставать с дивана. И вот, собственно говоря, мы создали арт-группировку Hero4Hero (герой для героя), и первый наш проект был о Геннадии Ивановиче Невельском. Это историческая личность, который чрезвычайно много, наверное, даже больше, чем все остальные, сделал для Дальнего Востока. Он, по сути дела, открыл Дальний Восток. У нас даже есть такой слоган: «Вы здесь, потому что он пришел сюда», то есть по факту всё, что сейчас происходит на Дальнем Востоке, – это благодаря упорству и убежденности в своих идеях Геннадия Ивановича Невельского. И мы решили рассказать «историческую историю», но рассказать ее непривычным языком графического романа. И когда мы перебирали различные варианты, каким графическим высказыванием это может быть: мы смотрели и на лубок, и на комикс, и на манга. В конце концов, из трех вариантов победила манга, потому что это такой эмоциональный способ сказывания. Если мы говорим о комиксах, это графическое произведение больше событийного характера; все помнят «Дыщ! Быщ!» – комментарии, которые говорят об активности в нарисованной жизни. Если мы говорим о лубке, это короткая морализаторская история, которая имеет начало, развитие событий и некую моральную законченность; это было принято в России и во время Наполеоновских войн, и в Первую мировую войну, прямо расцвет лубка. Он висел практически в каждой крестьянской избе, имея под собой, с одной стороны, просветительскую часть, с другой – пропагандистскую. И мы взяли манга, потому что мы, во-первых, на Дальнем Востоке, неподалеку Япония, и язык манга достаточно развит. Она имеет под собой древнюю дальнюю историю; Хокусай рисовал манга, просто не все об этом знают; и мы начали создавать графический роман в стиле манга о Геннадии Ивановиче Невельском. Для многих и сейчас это шок и непонятность; некоторые говорят: «Как это можно!» На мой взгляд, это очень правильный поиск языка. На самой первой выставке, которая проходила в Дальневосточном федеральном университете, мы выставили просто наброски к нашему графическому роману – 7,5 метров – ключевые позиции нашей истории. Студенты идут с пары косяком: «О, манга!» и заворачивают к ней, – то есть это абсолютно понятный для них язык, поэтому мне кажется, что если сейчас мы хотим рассказать историю, привить любовь к ней, то нужно начинать именно с таких моментов. Мы еще заметили с Ксенией, что после каждого нашего проекта, после каждого выступления, после каждой выставки идет рост поисковых запросов на темы «Невельской», «Ельчанинова» (это жена Невельского), «Амурская экспедиция», «Транспортное судно „Байкал“», «Адмирал Завойко», «Камчатка», «Сахалин», то есть именно в том локальном месте, где проходит выставка, люди начинают это искать и смотреть. И, в самом деле, это греет. Мы реально создаем историю заново, вновь возвращая интерес людей к персонажу.

003.jpg

– Какая у вас цель? Вы хотите тем самым повысить, что ли, чувство самоидентичности – чтобы молодое поколение понимало, где оно растет и живет, или вы хотите просто создать серию об истории в новых декорациях?
Ксения: – Идея нашей творческой деятельности прежде всего в том, чтобы показать молодому поколению, которое живет здесь, что это за место. Есть такая фраза, наверняка она вам также известна: «Пора валить», когда молодежь, приходя к определенному возрасту, понимает, что здесь ее ничего не держит и пора уезжать, менять локацию, что где-то там лучше и интереснее. У нас одна из выставок была «Страта: заповедник памяти», и мы, занимаясь анализом этой ситуации, поднимали вопрос миграции/эмиграции и начали размышление о том, что не хватает укоренения; понимание своих корней – это то, что может удержать, соответственно, наши проекты по большей части связаны с этим, и работа даже в направлении и «музыки» растений, и народов Дальнего Востока, и Сихотэ-Алинского метеорита, – это всё произрастает из этой идеи – рассказать о Дальнем Востоке, о том, насколько здесь классно: «Ребята, смотрите, было такое событие; есть такая природа, с ней можно общаться; есть такие герои, о которых вы должны знать». Иногда нам говорят: «У вас такие разные проекты», но, на самом деле, конечная точка, к которой мы идем, это Вселенная Дальнего Востока, куда укладываются все наши проекты. Даже в рамках графического романа с использованием дополненной реальности можно вложить те же истории и про природу, и про малые народы Дальнего Востока, – всё можно переплести, чем мы и занимаемся.

Роман: – Есть цель, о которой сказала Ксения, и есть внутреннее понимание миссии, и если мы говорим о Невельском, цель – вернуть интерес к истории, к месту и к личности. Для нас это очень важная позиция.

Ксения: – Она важная прежде всего потому, что мы родом из этих мест. Я родилась во Владивостоке, Роман – в Арсеньеве, и всё это для нас настолько важно и ценно, поэтому мы и работаем с этими темами.

Дойти до конца

– Мы с вами солидарны. Задача нашего подкаста мысленно сходится с тем, что делаете вы, так что мы вас поддерживаем, желаем вам удачи. Хотелось бы спросить: у вас идет сбор денег на planeta.ru Если вдруг не получится собрать необходимую сумму, какой у вас план Б?
Роман: – Продолжим, наверное, собирать на каком-то другом стартере. Но сейчас виден явный резонанс. Все шесть лет, когда мы рисовали этот проект, проводили какие-то выставки, и это был локальный интерес; нас, в частности, поддерживал Морской государственный университет им. Невельского. В декабре 2020 года мы открыли большую постоянно действующую экспозицию в Хабаровске в аэропорту им. Невельского, и это стало ярким событием, параллельно выставка, тоже про Невельского, проходила в хабаровском Центре современного искусства «Артсерватория». Это каким-то образом дало такой заряд, что произошел резонанс и в соцсетях, и в личных разговорах, люди начали писать. Были разговоры о том, что нужно использовать краудфандинговую платформу, но до выставки в аэропорту я к этому скептически относился, но что-то перещелкнулось и получилось, что у нас действительно уже есть аудитория, есть резонанс. Думаю, что наберем требуемую сумму, чтобы начать издание и продолжить рисовать дальше.

Ксения: – Хочу сказать про поддержку. «Невельской: плоды воображения» – это не только я и Роман. Мы – авторы и продюсеры. В 2018 году к нам присоединился Максим Андреев, сценарист; мы работали уже с несколькими художниками-мангаками: Это Елена Коляда, которая разработала нам концепты; по ним потом работали и Ирина Булавко, и Виктория Журова. Это те люди, которые в нас поверили и работали все эти годы с нами. Вы спрашиваете: «А что будет, если…» Мы просто морально не можем оставить этот проект в том виде, в каком он есть. Будем биться за него всеми возможными силами, чтобы оправдать доверие людей, которые идут вместе с нами.

Роман: – Невельской не мог отступить от своей цели, и мы тоже не можем. Это ответственность и перед Невельским в том числе.

Ксения: – У нас в тизере проекта есть фраза шамана (мифологический акцент присутствует): «Ты должен дойти до конца». И мы с Романом друг другу говорим, что просто должны дойти до конца.

005.jpg

– Вопрос к Роману как историку. Мы тоже поняли, что в графическом романе будут и волшебство, и шаманизм, и драконы. Как думаете, как отреагирует историческое сообщество Дальнего Востока?
Роман: – Оно реагирует по-разному, но в большей части положительно, потому что если говорить об исторической канве, она соблюдена с точностью до секунды. Всё что есть в архивных документах, в письмах Невельского, в его книге (у него есть записки, которые после его смерти издала его жена Екатерина Ельчанинова); мы опирались в своем романе именно на эти исторические события, но при этом нужно было составить интерес. Это все-таки не исторический труд, не кандидатская, это именно графический роман, там есть сюжет, в котором присутствуют и мифологические персонажи: два дракона, белый и черный, Бэйлун и Хэйлун, и это тоже персонажи, которые взяты из мифологии коренных народов. Существует легенда о том, когда Амур выходит из берегов – это злится белый дракон.

Мы с Павлом Ждановым, когда были в Благовещенске, застали момент, когда Амур разлился, и мы даже шутили в какой-то степени с нашей принимающей стороной, с правительством Амурской области, что мы разозлили белого дракона. В те времена, когда люди верили в драконов, они призывали черного дракона, чтобы он утихомирил белого и Амур снова вернулся в свои берега.

Также мы, естественно, ввели в сюжет романа шамана, потому что мы говорим о малых, о коренных народах, а без шамана их представить просто невозможно, и это некая дань этнографии и тем культурным традициям и ценностям, которые существуют до сих пор у этих народов. Также мы говорим об уже практически исчезнувшем народе – об айнах. Это народ, который жил на территории Сахалина, Курил и Японских островов. Их практически не осталось, тем не менее в нашем романе мы возрождаем их, и они присутствуют в сюжете.

Что касается исторического сообщества, мы работали в постоянном контакте с историками, краеведами и очень бережно относились именно к исторической достоверности самого романа.

– За время работы над этим проектом с какими сложностями, преградами вы столкнулись прежде чем быть готовыми к изданию?
Ксения: – «Невельской» был первый, но не единственный наш проект, мы не каждый день им занимались. Мы с Романом делали его полностью на свои средства, это исключительно наша личная инициатива. Поэтому, может быть, мы бы и сделали его гораздо быстрее, а не шесть лет, но периодически возвращались к нему, когда была финансовая возможность. Главная сложность – это, конечно, отсутствие стабильного финансирования. И команда. Почему у нас было несколько художников? Потому что за время поиска финансов один художник уходил, приходил другой – им тоже надо жизнь строить, планировать, а здесь планирование было достаточно хаотичными и сложным.

Роман: – Думаю, когда мы издадим первую часть, уже будет полегче. Есть ощущение, что дело сдвинулось и мы сможем на постоянной основе дорисовать следующие части – сделать этот роман полностью.

– Следующие части вы тоже хотите посвятить Невельскому или буду другие персонажи задействованы?
Роман: – Да, как ключевой персонаж истории выступает Невельской. На данный момент он доплывает до Камчатки. Это полноценная часть, в которой присутствуют и милые женщины, и наемные убийцы, и даже шпионы. Мы мониторили, давали читать в том числе своим детям, все говорят: «Интересно, хочется еще, давайте дальше». И поэтому мы продолжим. Там будут и спуск к Амуру, и отдача Невельского под суд. Мы сейчас ведем переговоры по отрисовке параллельного сюжета про Муравьева-Амурского. На самом деле, это две такие ключевые фигуры; если Невельской выступает больше как ученый, моряк-исследователь, географ, то Муравьев-Амурский – больше политическая фигура, которая создавала здесь, на Дальнем Востоке, подобие неких свободных политических экспериментов. Не секрет, что все эти переселенческие программы и программы стимуляции переселения возникли благодаря Муравьеву-Амурскому. Поэтому будем продолжать и дальше умножать количество сюжетных линий, тем не менее они будут вращаться вокруг таких ключевых фигур, игроков этой истории.

– Невельской научил лично вас не сдаваться, идти до конца. Чему еще он может научить молодого читателя помимо любви к Родине и к тому месту, где вы живете?
Роман: – Невельской – совершенно уникальный человек. Он в своих упертости, самоотречении, убежденности, конечно, не имел равных. Существует подтвержденная в документах история, которая нашла отражение в советском фильме о Невельском «Залив Счастья», когда он, будучи на аудиенции у императора, настолько увлекся рассказом про Дальний Восток и необходимость его освоения, что просто открутил у него пуговицу с мундира. Это нонсенс, невозможная в принципе ситуация, тем не менее это произошло и имеет исторические подтверждения.

Вообще про Невельского как про настоящего героя ходит масса слухов в эпистолярном жанре, в мемуарах. Есть свидетельства, что он был наставником цесаревича Константина; в императорской фамилии было принято, что каждый ребенок мужского пола проходит службу либо во флоте, либо в армии. Есть история, что ребенком семи лет он выпал за борт во время ночной вахты, и Невельской его спас. В этом многие и усматривают лояльное отношение императорской фамилии к Невельскому. Когда он затеял осваивать Дальний Восток и воткнул флаг, объявив эту огромную территорию российской, он не пошел под суд, а император выдал фразу, которая стала основой геополитики России: «Где раз поднят русский флаг, там он спускаться не должен».

Ксения: – Для меня Невельской – пример того, что один в поле воин. Я иногда задаю себе вопрос: кто если не я.


Бери и делай

– У нас есть рубрика «Вопрос от предыдущего гостя». Наши гости вслепую задают вопрос следующему собеседнику, не зная, кто это будет. Недавно мы встретились с другим выдающимся жителем Владивостока Василием Авченко. Он был у нас с писателем Михаилом Тарковским с литературным десантом. Вам достался вопрос от него: «Какой вопрос вы бы задали сами себе?»
Роман: – Спасибо, Вася! Кстати, Василий тоже поддержал наш проект. На Фейсбуке можно почитать его пост, очень хороший, о Невельском. Василий как раз там указал его черту, которая мне тоже близка, – авантюризм. У Невельского он присутствовал в полной мере, начиная с того что при поступлении в кадетский корпус он приписал себе годик, чтобы попасть в набор, который курировали лучшие на тот момент морские путешественники России: Беллинсгаузен, Литке, Лазарев и т. д.

По поводу вопроса: мы с Ксенией часто себе задаем такой вопрос: «Зачем нам это нужно?» Логичного ответа на него нет.

Ксения: – Это, знаете, размышление относительно зова сердца. Это касается и Невельского, и нашей личной мотивации. Все наши проекты – не какие-то коммерческие заказы. Возникла идея – начинаем делать. Так что никак иначе как по зову сердца я бы это не определила; я не могу этого не делать, это то, что мне необходимо; не то чтобы у меня не было смысла жизни, он есть, у меня ребенок, семья, но это то, что зажигает, заставляет мою кровь кипеть.

Роман: – По этому поводу у Кастанеды есть высказывание: задай вопрос, есть ли у этого пути сердце. Если сердце есть, то иди по нему без сомнений. Действительно, это наполняет смыслом жизнь. Ты делаешь какие-то вещи, которые зажигают не только тебя, но и людей вокруг, и становятся всё больше и шире. Это важно.

006.jpg

– Ну, Кастанеда, в принципе, учил духовной стойкости перед любыми обстоятельствами.
Вопрос от Михаила Тарковского: «Какие книги вы читаете и какие могли бы посоветовать?»
Роман: – «Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России», у нас есть настольная книга, это посмертные записки Невельского.

Ксения: – Ситуация с ковидом, которая началась в 2020 году, внезапно инициировала наш проект «Futurum. Горизонт событий», связанный с прогнозированием. Мы взаимодействовали с представителями культурных институций, и ребята присылали нам свои прогнозы, которые мы прогоняли через программу искусственного интеллекта, и она, в свою очередь, выдавала свои прогнозы. Это очень интересный технологичный проект, но он связан с переживаниями, тревогами. Поэтому я читаю энциклопедию по тревожности. Это Эдмунд Бёрн «Тревога и фобия. Пошаговое практическое руководство по психотерапии». Это меня тоже коснулось, я недавно переболела ковидом. Мы буквально вчера открыли персональную выставку в Музее современного искусства «Артэтаж» во Владивостоке «Триада: голос третьего», она – про наши внутренние переживания.

– Ваш вопрос следующему гостю.
Ксения: – Чего вы боитесь?

Роман: – Есть ли такой жизненный вопрос, который ты задаешь себе каждый день? У нас с Ксенией есть такой вопрос, который мы задаем себе к каждой выставке: «Что хотел сказать художник?»

– Ваши пожелания нашим слушателям.
Ксения: – Больше верить в себя, сил, возможностей, и все-таки один в поле воин. Что бы вы ни думали, берите и делайте. Собака лает – караван идет. Делайте вопреки тому, что говорят о вас.

Роман: – Если вы думаете, что со стороны выглядите не слишком сильным, то это не так. Другие люди смотрят на вас не так, как вы чувствуете себя внутри, поэтому берите и делайте. Ксения права.

004.jpg


Следите за жизнью «Ваших ушей»:   
vk.com/vashiushi     
youtube.com     
instagram.com